Наша история

Каждый человек хочет знать как можно больше о своей семье, своём доме, своих корнях. Семья наших воспитанников – это детский дом, в котором они живут, это мы – их педагоги и все те, кто работает в нём. Сейчас очень нелёгкое время, но изучив историю нашего детского дома, ребята поняли, что первым воспитанникам военных и послевоенных лет было намного тяжелее. Они стали для нас примером жизнестойкости, трудолюбия и целеустремлённости.

Собирая по крупицам историю создания нашего детского дома, мы обращались в Госархивы Липецкой и Воронежской областей, в архивы управления образования и науки Липецкой области и комитета образования администрации Воронежской области, связывались с бывшими выпускниками, с сотрудниками, которые работали в детском доме в военное и послевоенное время, использовали материалы, собранные ранее воспитанниками.

«…1943 год. Война в самом разгаре. Уже погибло более 10 миллионов советских людей: гибнут отцы, братья, матери, сёстры. Всё больше и больше сирот остаются в разрушенных городах и сёлах страны. А фашисты откатываются всё дальше и дальше на запад, оставляя за собой лишь пепелища вместо домов, слёзы и стоны измученных людей…»

И тогда народный комиссар просвещения РСФСР В. Потёмкин издал приказ № 99 от 24 августа 1943 года о создании сети детских домов на освобождённых территориях «Для детей воинов Красной Армии, партизан, а также детей-сирот, родители которых погибли от рук немецких оккупантов…»

По документам Воронежского Госархива на 1 августа 1943 года в Боринском районе Воронежской области было 9 сирот в возрасте от 12 до 14 лет: трое мальчишек и шесть девочек. Началась каждодневная кропотливая работа по созданию детского дома: куда поместить детей? Кто будет с ними работать? Чем их кормить, во что одеть? Всем было тяжело в то суровое время, однако дети всегда оставались самой главной заботой нашего правительства.

На территории села Боринского во времена царствования Петра Великого был построен сахарный завод, который существует до настоящего времени. Руководство завода решило отдать бывшее общежитие и столовую для специального детского дома. Начались работы по благоустройству зданий и помещений. Каждый хотел, чтобы дети, пережившие в своей хоть и маленькой, но уже нелёгкой жизни, все ужасы войны, повидавшие и кровь, и слёзы, и смерть, нашли бы в этом доме частичку домашнего тепла, ту ласку и любовь, которых они не получили из-за проклятой войны.

Первые воспитанники поступили в детский дом 10 ноября 1943 года. Эта дата и считается официальным днём открытия Боринского специального детского дома. Первых ребят было 15 человек. Документов того времени практически не сохранилось. В Воронежском областном архиве мы обнаружили единственную запись о том, как выглядел детский дом тех лет: «…Помещение детского дома деревянное, оштукатуренное, побелено внутри и снаружи, светлое, чистое…ёмкость по кубатуре, по наличию детей соответствует установленным правилам. Нет рабочей комнаты, пионерской комнаты. При спецдетдоме имеется подсобное хозяйство в размере 26 гектар земли. Из животноводства 2 лошади, 3 коровы, 5 свиней, 2 овцы…»

Несмотря на то, что шла война, детский дом находился под постоянным контролем. Страна голодала, но воспитанники получали всё необходимое.

Приложение № 1 к приказу № 99 от 24  августа 1943 года:

«Нормы на продукты питания на одного воспитанника в день специальным детским домам:

  • Мясо, рыба – 60 гр.,
  • сметана – 20 гр.,
  • жиры жив. – 20 гр.,
  • молоко – 200 гр.,
  • крупа – 50 гр.,
  • картофель – 350 гр.,
  • макаронные изд. – 30 гр.,
  • овощи – 450 гр.,
  • сахар и конд изд. – 45 гр.,
  • яйцо – 1 шт.,
  • хлеб – 600 гр.,
  • чай – 0,5 гр…»

В отчёте о работе детского дома за 1944 год читаем:

«…Наличие детей на 1 января 1944 года – 68 человек, на 15 июня 1944 года – 109 человек…при детском доме открыта столярная мастерская, из оборудования имеется один верстак. В порядке индивидуального ученичества охвачено 13 человек. При детском доме организованы кружки: хоровой, драматический, литературный, физкультурный, рукодельный. Всего обслуживающего персонала 31 человек. По образованию – с высшим незаконченным 1, со средним – 8, неполным средним – 1, начальным – 20, неграмотных – 1, на заочном обучении – нет. Дети фронтовиков 64-22-4-4= 94 человека. Дети, родители которых погибли от рук оккупантов – 3.»

Прочитав и изучив архивные документы, которые остались от военного времени (это приказы, алфавитные книги, фотографии), мы смогли найти имена лишь двоих воспитанников, поступивших в детский дом в годы Великой отечественной войны: это житель нашего села Нехаев Валентин Константинович, 1938 года рождения, который прибыл в детский дом 28 ноября 1944 года и Чавкина Анна Тихоновна, 1936 года рождения. Работая в этом направлении, мы пока не смогли обнаружить каких-либо следов этих людей, но поиски продолжаются. По инициативе воспитанников, было написано письмо в телепередачу «Ищу тебя», и мы надеемся, что люди откликнутся, пусть даже не они сами, а хотя бы их родственники.

Говорят, в жизни бывают чудеса. С недавнего времени, и мы поверили в это. Как будто узнав о том, что мы разыскиваем первых воспитанников -  именно в тот момент, когда детский дом готовился к 60-летию со дня открытия, и ребята 9-го класса изготавливали приглашения на праздник,  к ним в комнату вместе с завучем вошли две женщины. На первый взгляд, ничего особенного в них не было, и только блеск в глазах выдавал огромное волнение. Одна из них, та, что постарше и поинтеллигентнее с виду, вдруг вытерла появившиеся слёзы и произнесла: «Ребята, а вы любите свой дом?» Дети замерли, не поняв сразу, зачем она задала этот вопрос и нестройно ответили: «Да, конечно». «Может, это корреспондент, - мелькнула мысль, - из тех, кто пишет  иногда о нашей жизни». И тут совсем неожиданно женщина сказала:»А ведь это и мой дом». «Как? Почему?»  - сразу же посыпались вопросы.

И тогда Сутягина Людмила Тихоновна, так звали эту женщину, рассказала нам о том, как в 1943 году её и младшего брата Эдика привезли из разбомблённого Киева в далёкое село Боринское Воронежской области. Её отец воевал где-то на далёких фронтах, а маму они потеряли  в пути, когда фашисты разбомбили их эшелон. О том, как было страшно, как сильно хотелось есть, как плакал на руках младший братишка, Людмила Тихоновна почти не рассказывала. Она вспоминала весёлые эпизоды из жизни детского дома, скрывая за этими словами свои детские переживания, тоску по отцу и матери, боль и страх перед войной.

 А потом была победа!!! Очень тепло отзывается Людмила Тихоновна о своей первой воспитательнице Бреевой Зинаиде Ивановне, которая до недавнего времени жила в г. Липецке. В прошлом году не стало этого человека, и нам очень жаль, но память о ней навсегда останется в сердцах её бывших воспитанников и коллег.

Не менее интересна и послевоенная судьба нашей новой знакомой – Сутягиной (теперь уже Рудченко) Людмилы Тихоновны. Отец её погиб, она выучилась, много работала, защитила диссертацию, была доцентом Днепропетровского сельскохозяйственного института, членом бюро областного научно-методического совета по интернациональному воспитанию трудящихся. В настоящее время она проживает в Москве. Но самым запоминающимся эпизодом из рассказа Людмилы Тихоновны стал рассказ о том, как через двадцать лет после войны она вдруг узнала о том, что её мать, которую она считала погибшей, жива. А также жива её младшая сестрёнка. Мама тоже считала Люду погибшей, и поэтому ни  дочь, ни мама не искали друг друга. Представить эту встречу может лишь тот, кто пережил такую потерю.   Людмила Тихоновна нашла не только маму и сестру, но и новых братьев и сестёр, которые родились после войны, потому что у мамы была новая семья. Сколько потерянных лет, сколько боли и слёз, сколько искорёженных судеб. Будь проклята  та война, пусть не будет больше на свете ни одной изломанной войной судьбы.

Не могла долго оставаться с нами Людмила Тихоновна, её ждала работа. Но она оставила нам свой адрес и телефон, а также пообещала написать свои воспоминания и переслать их нам. В день 60-летия Людмила Тихоновна приезжала к нам в гости, и  сейчас мы постоянно поддерживаем с ней связь и хотим пригласить её на 70-летие детского дома.

В материалах архива нам удалось обнаружить  имена ещё семи человек, которые работали  в нашем детском доме в годы войны: это два воспитателя, кружковод, медсестра, делопроизводитель, старшая вожатая и второй директор детского дома. Все они живы. Проживают в нашем селе, городах Липецке и Воронеже. С ними ребята поддерживают постоянную связь. А их воспоминания перенесены в книгу «Летопись нашего детского дома».

history.jpg

Мы очень хотели найти хотя бы один приказ именно от 9 мая 1945 года. Но,  по всей видимости, не до того было в тот радостный день, когда вся страна ликовала, когда каждый уже видел себя дома. И действительно, уже 13 мая был издан приказ по Боринскому специальному детскому дому № 274 о выбытии воспитанника Слукина Александра Яковлевича к родителям на воспитание. А затем их становилось всё больше и больше: счастливых детей и родителей. Невозможно перечислить все города и сёла Советского Союза, откуда приезжали отцы и матери за своими малышами. А жизнь в детском доме шла своим чередом: появлялись новые воспитанники, уходили в жизнь выросшие ребята, все вместе переживали радости и неудачи.